4. ПЕРВЫЙ МЭР РЕСПУБЛИКАНСКОЙ СТОЛИЦЫ

Пхао тоже неплохо справлялся с дипломатическим этикетом и всегда бывал на должном уровне, но при этом излишней манерности у него никогда не было и нет.

Могла ли предположить крестьянка-мать, у которой в голодном 1921 году в бедной деревеньке близ Вьентьяна родился малыш, какая ему уготована участь? Родители боялись, что мальчик не доживет и до года — поэтому, как заведено в лаосских буддийских семьях, и имени настоящего ему поначалу не дали. Но мальчик выжил и даже окончил начальную школу, что по тем временам тоже было чудом.

В бурном 1945 году юный Пхао Пхимпхатян участвовал в революционных событиях во Вьентьяне. А когда вновь в страну вернулись колонизаторы, он с остатками армии Па-тет Лао ушел на ту сторону Меконга, в Таиланд. Эмиграция была недолгой — молодой революционер рвался к борьбе. Вернувшись на родину, Пхао добрался до партизан. Одними из первых его знакомых на базе Сопротивления оказались Фуми Вонгвичит, Утама...

Революционная организация направила Пхао в родные края, во Вьентьян, поручив нелегальную работу. Лишь за год до окончания первой войны Сопротивления ему разрешили вернуться в партизанские базы Тысячеглавой. Какие только поручения не довелось выполнять Пхао Пхимпха-тяну за последние двадцать с лишним лет — то он вел дипломатические переговоры с правыми, то был подпольщиком, то снова дипломатические переговоры... Пришлось испытать ему и ужасы-самой страшной вьентьянской тюрьмы. От смертной казни его спас дерзкий, нашумевший тогда, побег — он спасся вместе с Суфанувонгом и другими лидерами партии и Патриотического фронта Лаоса.

Самые лихие, самые трудные четыре года антиамериканского Сопротивления Пхао Пхимпхатян провел во Вьен-сае на посту начальника секретариата ЦК фронта, а конец войны застал его в Ханое, где он представлял ЦК Патриотического фронта Лаоса. К моменту назначения на этот пост он уже был членом Национального политического консультативного совета, возглавляемого Суфанувонгом...

В народно-административном комитете на первых пора>: не хватало людей и средств. И все-таки многое было сделано. Лозунг «Превратим Вьентьян в образцовый социалистический город» не остался на бумаге.

В столице и провинции Вьентьян сосредоточено около половины из семисот предприятий и мастерских, которыми располагает республика. К началу восьмидесятых годов свыше пятисот из них составили основу государственного сектора. На этих заводах и предприятиях заняты десятки тысяч рабочих и служащих. В Лаосе нет больше иностранных монополий, нет и крупных капиталистических предпринимателей.

Из двухсот остальных заводиков и мастерских большинство — смешанные предприятия или кооперативы. Их деятельность в той или иной мере контролируется государством. Сейчас повсеместно на предприятиях и в учреждениях

Оглавление