1. РАННИМ УТРОМ В САНДАЛОВОЙ КРЕПОСТИ

О, цветы тямпы! О, любовь моя! Когда я смотрю на тебя, любимая, Когда вглядываюсь в твои милые черты, До меня доносится аромат тямпы, Смешанный с твоим дыханием.

 

И ты, тямпа, для меня —

Это наши изумрудные горы и голубые реки, жизнь,

Все самое прекрасное и дорогое.

О, цветы тямпы! О, любовь моя!

Вы всегда со мной

В радости и печали,

Вы прекрасны, как Луна и звезды,

Как наша легендарная

Страна Миллиона слонов и Белого зонта.

Когда я ухожу в дальний поход,

Аромат тямпы напоминает

Мне о тебе, любимая,

О родной земле,

Которая дала нам жизнь

И которая будет вовеки,

Пока есть гордые и свободные лаосцы.

 

А потом Утаки рассказывала о Москве и Харькове, таких далеких тогда от этого горного края и таких близких...

И вот теперь, много лет спустя, с вьентьянского крутого берега Меконга снова звучит знакомая песня, вернувшаяся в родной город.

Вечером из редакции газеты «Сиенг пасасон» нам позвонил старый друг по партизанским пещерам—-Чантхи Дуансаван, главный редактор этого центрального органа Народно-революционной партии Лаоса. Не вдаваясь в подробности, он загадочно сказал: «Эту ночь проведем по нашему фронтовому распорядку. Не забыли? Сбор журналистов в четыре часа утра у здания МИДа. Парад и церемония вручения высших наград героям и ветеранам революции состоится на площади перед министерством обороны в шесть ноль-ноль».

Все долгие годы освободительной борьбы, растянувшейся на три-десятилетия, да и потом во время становления республики было не до пышных юбилеев, не до чествования тех, кто с оружием в руках завоевывал свободу и независимость, громил японских оккупантов, французских колонизаторов, американских интервентов и их лакеев, покончил с феодальной монархией и провозгласил рождение государства рабочих и крестьян. Но этот день пришел.

Оглавление