2, ТАМ, К ЗАПАДУ ОТ ДЛИННОГО ХРЕБТА

Тем временем в Лаосе шла острая политическая борьба вокруг перспектив развития страны, шли жаркие споры по самым кардинальным проблемам развития стран, в ходе которых защитники ленинизма сталкивались с проповедниками маоизма.

В такой обстановке и было принято Политбюро ЦК Народной партии Лаоса решение — широко, на принципиальной основе и по-деловому, как это подобает революционерам, отметить 100-летие со дня рождения В. И. Ленина. На главное мероприятие во Вьенсае—митинг, формально проводившийся Патриотическим фронтом Лаоса, а фактически—непосредственно Центральным Комитетом партии, пригласили всего двух иностранцев: прогрессивного итальянского писателя Паризе и корреспондента газеты «Правда». Это была явная демонстрация принципиальной линии. Вслух, конечно, не говорилось об этом ни слова ни в доверительных  беседах,  ни,  тем  более,  на   самом   митинге.

Едва ночь опустилась над долиной, как к «гостинице» вырулил откуда-то из кустов уже упоминавшийся кое-как отремонтированный «Уазик» с разбитым ветровым стеклом и пробоинами. Молодой лаосец в зеленой фуражке, гимнастерке и брюках цвета хаки доложил: машина готова, можно ехать. В целях конспирации митинг с 22 был перенесен на 21 апреля. Минут через двадцать мы уже были у гигантской каменной глыбы, поросшей деревьями и кустарниками. К темнеющему на сером фоне входу в боль-а

шую пещеру со всех сторон горной долины тянулись огненные цепочки карманных фонариков.

В темноте сразу же пришлось делать резкий спуск вниз и затем добираться по ровному проходу до площадки, перегороженной бамбуковой жердью. Проверка приглашений и пропусков. Еще несколько десятков метров, и глаза слепнут от электрического света в огромной причудливой пещере.

Сооружение из досок и бетона вполне сходит за трибуну. Кого только нет в зале: люди в зеленой форме без знаков различия — военные, в синей — служащие. У некоторых в руках оружие.

Приглашенные усаживаются прямо на полу, кто на принесенных с собой скамеечках или дощечках, подстилках, а кто и на циновках. Там, где в театре занавес, — причудливое нагромождение камней, за которым в расщелине скалы угадывается вдали звездное небо. Первые четыре ряда — для самых почетных гостей — из скамеек, а для членов президиума откуда-то доставлен даже стол.

Патрульные автоматчики с красными повязками прохаживаются вдоль рядов. Стены в алых лозунгах, фотовыставках и плакатах. И повсюду — портреты Ленина. Среди них — работы самодеятельных художников партизанского края. Синей и желтой вязью по красному фону выведены лозунги: «Приветствуем 100-летие со дня рождения Великого Ленина! Да здравствует боевая дружба лаосского и советского народов!» А над всей сценой огромный плакат-триптих: «Да здравствует непобедимое учение Ленина! Да здравствует победа мировой революции! Да здравствует мир во всем мире!» И на самом видном, центральном месте еще один плакат: «Дела Ленина вечно живы в сердцах лаосского народа». Вазами для цветов у сцены служат пустые гильзы от снарядов.

Оглавление