3. ДА ЗДРАВСТВУЕТ РЕСПУБЛИКА!

Важную роль тогда сыграли благоприятный международный климат разрядки напряженности, а также подписание 27 января 1973 года в Париже между ДРВ и США Соглашения о прекращении огня и восстановлении мира во Вьетнаме.

Несмотря на упорное сопротивление лаосской реакции и империалистических сил (ими были предприняты попытки даже организовать военные мятежи!), вьентьянские соглашения, открывшие путь к мирному объединению страны, последовательно, шаг за шагом, претворялись в жизнь. Тем временем американская авиация вынуждена была прекратить бомбардировки Освобожденных районов.

На территории страны уже не велись  боевые действия.

В соответствии с вьентьянскими соглашениями на переходный период помимо двух основных зон, одна из которых контролировалась патриотами, а другая — иногда ее называли по-прежнему вьентьянской — правой группировкой, была создана третья. Она образовывалась из нейтрализованных городов Вьентьян и Луангпрабанг, в которых к тому времени проживало свыше 250 тысяч жителей, или более двух третей всего городского населения страны. Делалось это с целью создания в переходный период нормальных условий для деятельности коалиционных органов власти. Поддержание безопасности и порядка в городах возлагалось на смешанные военно-полицейские силы, которые формировались на паритетных началах. Остальные части вьентьянской группировки были полностью выведены из обеих столиц. В октябре 1973 года во Вьентьян и Луангпрабанг прибыли первые подразделения военно-полицейских сил патриотов.

В апреле 1974 года, тоже на паритетных началах, были созданы Национальный политический коалиционный совет во главе с принцем Суфанувонгом и Временное правительство национального единства, которое возглавил принц Су-ванна Фума. В короткий период времени эти органы коалиционной власти добились многого: к лету 1974 года из страны были выведены воинские подразделения таиландских наемников, участвовавшие в боевых действиях против патриотов, а также тысячи американских «советников», действовавших в рядах правой армии и в «специальных войсках», непосредственно подчиненных ЦРУ.

Год спустя, в апреле 1975 года, опустело здание вьентьянского «Национального собрания». До самого последнего момента окопавшиеся в нем реакционеры во главе с проамериканским деятелем Фуи Сананиконом претендовали на роль общенационального парламента, хотя выборы в этот «законодательный орган» проходили лишь во вьентьянской зоне, да и то в обстановке репрессий. Участники массовых манифестаций, требовавшие незамедлительного роспуска этого сборища, указывали, что оно не только ничего не сделало для установления мира, но и, по существу, активно саботировало политическое урегулирование в Лаосе. И реакционерам пришлось уйти.

В ряде южных и северных провинций правой (вьентьянской) зоны также прошли в апреле массовые демонстрации, результатом которых явилась отставка местных реакционеров, пытавшихся саботировать выполнение вьентьянских соглашений и распоряжений коалиционных органов власти. В гарнизонах и воинских частях вьентьянской группировки росло недовольство. Кое-где на митингах военнослужащих реакционные офицеры были публично разоблачены и заменены сторонниками коалиционного правительства.

Оглавление