8, В СЕЛЬСКОЙ ГЛУБИНКЕ

служб — ставит свою подпись. Еще несколько минут, и мы мчимся на автомашине по колдобинам в Фонгсаван.

Водителю Кхамси двадцать лет. В годы войны он учился здесь в эвакуированной в пещеры школе. Освоил шоферское ремесло. Первую рабочую поездку совершил уже в мирное время по этой самой трассе. На шее у него — красный платок, последний крик местной моды. Он очень горд тем, что ему доверили работу с советскими товарищами и что доставляет пассажиров я грузы, прибывающие сюда из столицы по «воздушному мосту», налаженному после восстановления мира в стране. Самолеты, пока еще обслуживаемые советскими экипажами, летают также в Самныа, Луангпрабанг и ряд других городов.

Знакомство с нашими летчиками состоялось во вьентьянской гостинице «Лан Санг». За длинным обеденным столом сидели тридцать мужчин во главе с командиром группы экипажей киевлянином Михаилом Матвеевичем Лоба-чевым. Он рассказал:

— Прибыли мы сюда в марте тысяча девятьсот семьдесят пятого года своим ходом из разных мест — Москвы, Киева, Риги и Донецка. И сразу же по заданию коалиционного правительства приступили к работе. Задача оказалась не из простых: условия непривычные. Погода, прямо скажем, капризная, переменчивая, неблагоприятная для полетов. Посадочная грунтовая полоса в Долине кувшинов вся в воронках. Пришлось сначала помочь ее отремонтировать. Торопились закончить до наступления сезона дождей. По-этому   сделали   только самое   необходимое — временный ремонт боковой полосы.

Сами полеты сложные, — продолжал командир. — На аэродромах — никаких радиотехнических средств: посадку приходилось совершать визуально, да еще в холмистой, изрытой оврагами местности. Внизу горы, а лететь часто приходится вслепую, пробиваясь сквозь густые облака. Полеты совершаем по утрам, до ливневых потоков, пока на взлетно-посадочной полосе не образовалась вязкая слякоть...

А еще нужно было остерегаться мин и неразорвавшихся снарядов, которыми буквально начинена долина. С помощью советских саперов в этом районе было обезврежено более десяти тысяч мин и снарядов. Поэтому в первые годы войны передвигались лишь по проверенным дорогам и тропам.

Пассажиры тех послевоенных лет были тоже не совсем обычные. Возвращались домой беженцы: дети, пожилые люди. Они везли с собою свой нехитрый скарб: закопченные котлы, чайники и кувшины, плуги и сохи, лопаты и мотыги. В самолет грузили коз, кур. А как же иначе? Сотни тысяч людей были оторваны войной от дома на долгие годы и теперь получили возможность вернуться на родные пепелища, чтобы налаживать мирную жизнь.

— По опыту нашей Великой Отечественной, — задумчиво говорит Михаил Матвеевич, — мы хорошо знаем, что это

такое...

В пустом помещении провинциального сиенгкуангского административного комитета (все на полях!) во всю стену

Оглавление