1. РАННИМ УТРОМ В САНДАЛОВОЙ КРЕПОСТИ

Церемонию приурочили к тридцатилетию со дня рождения в горах Тысячеглавой провинции Национально-освободительной армии Лаоса. Пройдет время, и об этом самом параде нам расскажет Сингкапо — «железный генерал» Долины кувшинов, которого партизаны называли «наги Чапай», а ныне заместитель министра коммуникаций, транспорта и общественных работ. Мы встретились с ним в радостный для него день. Он скажет: «У меня большой праздник. Получил сразу ордена и медали за всю борьбу — почти тридцать пять лет подполья и войны». И покажет орден Ит-сара — за разгром французских колонизаторов, орден Военной победы — за героизм в антиамериканском Сопротивлении. И медали...

Были ли награды до этого? Были, но немного. В обстановке партизанской и подпольной борьбы, в неустойчивых политических обстоятельствах, когда даже авангард национально-освободительного движения — коммунисты находились на нелегальном положении, и те немногие награды, как правило, не вручались. И только теперь настал этот день.

Гостиница «Лан Санг», где кроме нас разместились корреспонденты и телекомментаторы из США, Франция, Швеции и других стран, так и не погрузилась в сон в эту душную ночь на переломе между сухим и дождливым сезонами. В полночь по небу, пока без дождя, прокатились, кажется, над самой головой раскаты грома. Лишь под утро на раскаленные многомесячной жарой улицы и крыши домов упали первые капли весеннего дождя, а затем обрушились ливневые потоки. Электричество во всем городе, как обычно здесь делается в подобных случаях, было немедленно отключено. Гостиница, весь Вьентьян погрузился в кромешную темноту, озаряемую вспышками мол-! ний. С Меконга потянуло прохладой. И еще вчера пыльный раскаленный город преобразился. Вымытые дождевыми потоками улицы, крыши, дворы посвежели. В иное время вьентьянцы, пожалуй, радуясь долгожданным тропическим ливням, встали бы позже. Но не сегодня.

В предрассветной темноте со всех концов по направлению к главному проспекту Миллиона слонов двигались одна за другой шумные, красочно оформленные колонны демонстрантов,   чтобы  начать  свой   марш  к празднично украшенной площади. И было в этом марше под проливным дождем нечто особо торжественное, символическое. Именно так по ночам в колыбели революции — горах Тысячеглавой отмечались важные события.

На площади на временных трибунах и гостевых местах разместились тысячи людей, собравшихся на первый общенациональный форум героев и ветеранов освободительной и революционной борьбы. Народ, страна чествовали восемьдесят девять героев. Золотые медали вручают Генеральный секретарь ЦК партии, премьер-министр Кейсон Фомвихан и президент республики Суфанувонг. На трибунах Суванна Фума — советник правительства, члены республиканского кабинета и военачальники, буддийские священнослужители в шафрановых одеяниях. Среди зрителей — пионеры. Они в белых рубашках, повязанных красными галстуками. Здесь же и декабрята — так в Лаосе называют детишек, которых мы именуем октябрятами. Даже дождь не помеха духовому оркестру, играющему партизанские и республиканские марши прямо под открытым небом.

Президент республики напомнил о пройденном пути и достигнутых успехах, резко заклеймил китайских экспансионистов и американский империализм, предпринимающих одну за другой провокационные вылазки против Лаоса, Вьетнама и Кампучии.

После торжественной церемонии в том же здании министерства обороны корреспондентов «Правды» и «Известий» принял Генеральный секретарь ЦК НРПЛ, премьер-министр ЛНДР Кейсон Фомвихан. С этим легендарным человеком, вождем лаосской революции, одному из нас

Оглавление